Конвейерно-потребительский образ жизни. Что это и почему от него нужно избавляться?

Стабильный бег по кругу или развитие и движение вперед? Позволить внешним силам предопределять свое будущее, или активно создавать его самостоятельно? Адаптироваться к «системе», или оставаться собой? Едва ли существуют однозначные ответы на эти вопросы. Уж очень они многограны, и затрагивают многие наши представления и убеждения, которые не в меру сильно привязаны к существующему положению. Тем лучше, когда об этих вопросах не молчат, а задают вслух, обсуждают, спорят, пытаются найти на них ответы.

Те соображения, которые изложены далее, не претендуют на звание абсолютной истины, и могут показаться слишком сложными и нагроможденными, или слишком общими и однобокими. С ними можно согласиться или не согласиться, но нельзя полностью игнорировать само существование и необходимость решения этой проблемы.

1. Постановка проблемы.

Устойчивое удержание большого количества людей под контролем нездоровых, слабоосознаваемых и опасных убеждений и стереотипов требует, чтобы действия людей были замкнуты на повышение предопределенности поведения — как своего собственного, так и других вовлеченных. То есть доминирование захвативших их убеждений должно быть одновременно и причиной, и целью их действий. Контроль будет устойчивым только в том случае, если подавляющее большинство среди вовлеченных

  • будет стремиться распространять свои нездоровые убеждения на тех, кто еще не находится под их контролем
  • будет относиться ко всем, не принимающих их нездоровые убеждения, как к людям «второго сорта» или врагам
  • будет необоснованно избегать неопределенности и считать ее фактором, мешающим достижению цели или выполнению каких-либо запланированных действий
  • будет больше полагаться на волю внешних сил, чем на свои собственные решения
  • будет излишне доверчив к людям, которых в настоящий момент считает лучше себя
  • не будет иметь высокий уровень умственных и интуитивных способностей
  • не будет иметь свободного времени, достаточного для значимых и продуманных изменений в своем будущем

Поведение людей, попавших под такой контроль, выглядит знакомо и стандартно. Они стремительно скатываются до навязчивого донесения своей картины мира всем вокруг, делят всех на «своих» и «чужих» по прннципу «кто не с нами, тот против нас». Характерная черта таких злонамеренных объединений — в захвативших их убеждениях присутствуют запреты на отступление от этих убеждений (причем не обязательно выраженное в действиях), а также необходимость наказаний за нарушения этих запретов. Любым действиям, совершаемым ради этих убеждений, приписывается польза для всей группы вцелом и для каждого из вовлеченных по отдельности (в особо запущенных случаях и для всех людей вообще).

Проблема так называемой «системы» вызвана самой многочисленной из таких групп, а именно — группой людей, вовлеченных в конвейерно-потребительский образ жизни.

Конвейерно-потребительский образ жизни (далее — КПОЖ) проявляется в виде доминирования (как у отдельного человека, так и в группах людей) только тех потребностей, целей, ценностей и стимулов, которые

  1. меняют поведение в сторону сиюминутности, легкомысленности и недальновидности, делают решения менее последовательными, смещают приоритеты из будущего в настоящее и прошлое.
  2. делают будущее менее зависимым от собственных решений человека и более зависимым от внешних стимулов
  3. увеличивают предопределенность и уменьшают самостоятельность действий человека
  4. уменьшают разнообразие в жизни человека, делают её однообразно-повторяющейся, способствуют снижению его умственных и интуитивных способностей
  5. уменьшают разнообразие в самих людях и их качествах, подгоняют их под клише (делают их одинаковыми, как с конвейера), загоняют их в одинаковый сценарий жизни серого безликого «мы», в котором отличаются только их специализация, места проживания и отдыха, список близких и просто знакомых людей.
  6. увеличивают потребление (ресурсов, товаров, услуг) всеми людьми вцелом и каждым в отдельности

Наиболее заметные его проявления в людях — зацикленность на потребительстве и статусе, вещизм, рост ради роста, конвейерность, паразитирование на всём, что прогибается, и уничтожение всего, что не прогибается. Все перечисленное может происходить в каком угодно виде и под любым предлогом.

Форма и условия, в которых КПОЖ проявляет себя, а также информационная завеса, с помощью которой скрывается или оправдывается доминирование перечисленных целей, не имеют большого значения. Сколь-нибудь заметной разницы в суть происходящего такие различия не привносят, хотя и могут быть отличительными признаками, по которым вовлеченные в КПОЖ делят всех на «своих» и «чужих». Сама вовлеченность в КПОЖ никаким образом не придает им единства — противостояния между его различными течениями и отдельными группами вовлеченных неизбежно следуют из тех целей, к доминированию которых он приводит.

2. Опоры КПОЖ

2.1 Вымышленные обязанности перед прошлым

Предопределенность — единственное, что позволяет пережиткам прошлого сохранять себя и свое влияние на будущее. Предопределение ими поведения людей возможно только если они станут тем, на что эти люди будут полагаться при принятии важных решений.

Большая часть адептов КПОЖ во многом на них и полагается, признавая прошлое выше себя, а себя и всех остальных считают обязанными делать то, что в прошлом считалось правильным. Преклонение перед прошлым и натягивание его правил на реальность настоящего с разной степенью навязчивости преподносится ими как нечто безальтернативно-положительное. Оценку людьми событий настоящего пытаются сделать предвзятой их отношением к событиям прошлого. Поводом для такой предвзятости может быть что-то связанное с происхождением людей. Делается это для того, чтобы чтобы людям было легко вешать на уши вымышленные обязанности, связываемые с прошлым, в том числе сделать отношение к прошлому признаком деления на «своих» и «чужих». Это может быть причиной различных разногласий и противостояний, что может сопровождается выяснением того, у какой из сторон история длиннее и достижения толще. Характерная черта этих процессов — борьба за «свои» символы против «чужих», появление и популяризация фантазий про свое элитное происхождение, расовую чистоту и богоизбранность нации.

Единственное, что можно всему этому противопоставить — это тот факт (а это именно факт), что все наши обязанности и вся наша ответственность непосредственно порождены нашими действиями и решениями, а никак не тем, что где-то «принято», не историей и не нашим происхождением.

2.2. Рост ради роста. Рост потребления и рост населения.

Рост потребления вцелом и рост населения в частности — наиболее мощные опоры КПОЖ, которые будут им любой ценой охраняться и защищаться. Нет ничего удивительного в том, что адепты КПОЖ необоснованно выдают их за благо. Во многом именно из-за этого «блага» ожидания, связанные с ростом количества свободного времени у каждого отдельного человека, упорно не оправдываются. Рост возможностей по обеспечению потребностей людей самым бездарным образом спускается на обеспечение количественного роста потребления и численности самих потребителей. Когда скорость роста потребления превышает рост возможностей по его обеспечению, многие люди вынуждены ежедневно прилагать большие усилия для получения несопоставимо низкого вознаграждения за свой труд, что наихудшим образом сказывается на их самостоятельности и свободе. Какое-либо качественное улучшение жизненных условий может происходить не благодаря, а вопреки зацикленности на потреблении и росте ради роста, которой в современных условиях не существует никаких рациональных оправданий.

Среди сторонников КПОЖ очень популярна одна точка зрения, которой они могут оправдывать зацикленность на количественном росте потребления и численности потребителей. Cогласно ей, цель и смысл жизни каждого человека состоит в удовлетворении своих инстинктов и животных потребностей, а разум может использоваться лишь как инструмент для достижения этой цели. Ничуть не меньше этой точки зрения распространены и глуповатые стереотипы, в которых любое отступление от отождествления себя с верховенством над природой и животным миром считается чем-то унизительным, опускающим цивилизованного человека до уровня отсталого дикаря.

Несмотря на то, что эти точки зрения взаимно противоречат друг другу, сторонники КПОЖ принимают за истину и то, и другое одновременно. С одной стороны, они признают, что смысл жизни каждого человека состоит в удовлетворении своих инстинктов и животных потребностей — пусть и не всех, но некоторых точно. С другой стороны, чтобы не выглядеть хуже других и соответствовать образу разумного и цивилизованного человека, они не признают их животными потребностями и бездоказательно выдают за совершенно иные самостоятельные ценности, при помощи различных домыслов, фантазий и пережитков прошлого возводимые в ранг «всеобщих», «неприкасаемых», «неоспоримых» и чуть ли не сакральных. Однако, сколько бы они не убеждали в этом себя и окружающих, какой бы красивый фасад не выстраивали вокруг инстинктов и животных потребностей, они прекрасно знают, что всё это ложь.

Их реакция на любые сомнения в правильности раздувания животных инстинктов до величины смысла жизни каждого человека всегда однозначна. В какой бы вежливой и корректной форме эти сомнения не были высказаны, в ответ на них трудно не получить гневных выпадов, оскорблений, демагогии и передергиваний. Это наглядно указывает на иллюзорность возможности хорошего и терпимого отношения к людям, которые так реагируют даже не на точку зрения, а на саму возможность существования иной точки зрения.

2.3. Информационная завеса. Образ доброжелательности.

Одно из средств, которое используется различными злонамеренными объединениями — выстраивание вокруг своих реальных целей и намерений публичного фасада доброжелательности и миролюбивости. Этот образ используется для привлечения сторонников и создания ощущения правильности просходящего, а также для того, чтобы при получении заслуженного отпора адекватного ответа иметь повод перейти к более решительным действиям или искать поддержки с чьей-либо стороны.

Для натягивания образа доброжелательности и безвредности на группу людей, находящуюся под влиянием деструктивных воззрений и поведенческих установок, практикуется формальное разделение группы на «умеренную» и агрессивную части, между которыми сохраняется публично отрицаемое единство и взаимная поддержка. Образ доброжелательности и безвредности сохраняется за «умеренной» частью группы, а оставшаяся часть используется для выполнения действий, которые этому образу заведомо не соответствуют.
При одном из вариантов такого разделения, решения принимаются теми, кто поддерживает образ своей безвредности и доброжелательности, а реализация этих решений возлагается на куда менее «умеренных» исполнителей. На них при необходимости списываются все проблемы, образ этот подрывающие, даже если они заранее были заложены еще на этапе принятия решений. При другом варианте разделения все делается ровно наоборот. Исполнители решений преподносятся как люди подневольные, но доброжелательные по отношению к тем, против кого эти решения направлены. Делается это в расчете на то, что жертва купится на такую уловку и не будет предпринимать ответных действий против «добрых» исполнителей. Оба варианта разделения могут применяться одновременно, но на разных уровнях иерархии.

2.4. Информационная завеса. Мифы про злонамеренность бесконтрольности.

Для того, чтобы как-то оправдать вторжение в чужую жизнь и навязывание своих грязных ценностей и требований, адепты КПОЖ усиленно распространяют пугающие слухи про опасность или злонамеренность бесконтрольности определенных знаний, занятий, инструментов и особенностей поведения. Выстраивается пугающий образ вокруг чего-то такого, над чем группа адептов КПОЖ не имеет контроля, но хотела бы его получить (или отобрать его у другой группы). Реальной причиной для нагнетания страха в таких целях может стать либо широкое распространение каких-либо знаний или инструментов, дающих людям возможности, которых у них раньше не было, либо появление возможностей контроля над тем, что раньше без каких-либо значимых вредных последствий оставалось бесконтрольным. Именно нападки на возможности бесконтрольно делать что-либо являются отличительной чертой, указывающей на искусственность нагнетания страха и истерии вокруг того, что у людей хотят отобрать. Другая отличительная черта — дуболомное игнорирование опыта, статистики, здравого смысла и рациональных доводов, опровергающих их топорные вбросы и пугающие слухи.

2.5. Информационная завеса. «Все очень несерьезно».

Отношение человека может быть несерьезным либо к тому, что для него не важно или не касается его, чему он не готов уделять много внимания, либо к тому, выше чего он считает себя (поэтому и говорят — смеяться над чем-либо). Именно с такого отношения начинается обесценивание чего угодно и кого угодно. Невозможно стремиться к тому, над чем смеешься. Невозможно серьезно противостоять опасности, над которой смеешься. Невозможно ценить то, к чему относишься легкомысленно и несерьезно. С целью массовых манипуляций восприятием и оценкой происходящего, такое отношение повсеместно поощряется путем распространения мифов о том, что надо «быть проще» и не смотреть на всё «слишком серьезно», что юмор и смех — это почти всегда и безусловно хорошо. Распространение таких мифов и заблуждений вызывает у людей терпимость к скатыванию любого обсуждения в русло несерьезности, что дает дополнительные возможности по забалтыванию неудобных тем.

2.6. Информационная завеса. Самодостаточность vs «нам все должны»

Встречаются высказывания о том, что когда в коллективе все нуждаются в способностях друг друга, это делает членов коллектива более сплоченными. На этом строятся дальнейшие суждения о пользе узкой специализации и вреде слишком малой зависимости людей от способностей друг друга. Якобы, это разлагает коллектив, нарушает слаженную работу и препятствует достижению целей.
На самом деле это дешевая демагогия, сотканная из полуправды, передергиваний и подмены понятий. Сначала понятие взаимозависимости намеренно подменяется понятием сплоченности (допускающем больше вольностей в трактовках) или его синонимами, что на самом деле далеко не одно и то же. После этого само существование коллектива необоснованно выдается за более важную цель по сравнению с теми целями и задачами, для которых люди нуждаются (или не нуждаются) в способностях друг друга. И, наконец, после этого нас подводят к мысли, что все априори должны работать в пользу определенных целей, которые выдаются за цели коллектива.
Обычно эта лапша развешивается по одной и той же схеме.

  • Сначала нам говорят, что взаимозависимость это благо, потому что когда люди нуждаются в помощи и способностях друг друга, это помогает им эффективнее достигать своих целей. Эффективность достижения целей всеми, кому выгодна взаимозависимость — это первичная причина, по которой взаимозависимость объявляется благом.
  • Затем нам говорят, что взаимозависимость это безусловно большее благо, чем то, ради чего люди нуждаются (или не нуждаются) в способностях друг друга. И уже взаимозависимость сама по себе объявляется безусловным благом, а эффективность достижения целей и выгодность взаимозависимости для отдельных людей остается где-то на обочине и уже не имеет значения.
  • В конце концов, нам нагло заявляют, что все в коллективе априори должны работать в пользу определенных целей, которые тут же выдаются за цели коллектива (но не обязательно ими являются). То есть нам говорят, что все должны стремиться ко взаимной зависимости и сговорчивости ради того, чтобы кто-то использовал совместный труд (коллектива) для своей пользы, публично выдаваемой за общую.

Основная же цель распространения такой ахинеи состоит в том, чтобы в завуалированной форме объявить всех стремящихся к самодостаточности людьми второго сорта, об интересы которых можно и нужно вытирать ноги, оправдывая это заботой об общем благе. Наиболее отмороженные распространители не стестняются заранее клеймить «вредителями», «предателями» и другими подобными ярлыками тех, кто эту точку зрения не разделяет.

2.7. Информационная завеса. «На что сила — то есть труд, на что ум — всё то безделье».

Существует определенная прослойка людей, которые в силу и отсутствия у себя ума и талантов источают ненависть ко всем людям, чей труд по причине своего тотального невежества и нежелания ничему учиться считают простым, необременительным, бесполезным и больше схожим с имитацией труда, чем с самим трудом. Многие из них привыкли считать лентяйством и безделием любой труд, который не является физически тяжелым и не связан с работой у станка, за исключением лишь немногих видов труда, от которых их жизнь зависит непосредственно. Очень часто объектами их зависти и ненависти становятся люди умственного или творческого труда, занятые в областях, требующих высокого уровня образования и квалификации. Их ненависть зачастую «обоснована» уверенностью в том, что они кормят всех этих, по их мнению, «бездельников». Примечательно, что некоторые из этих людей каким-то причудливым образом причисляют себя к противниками вещизма и общества потребления, оставаясь при этом эталонными представителями данных явлений.

Любое заигрывания с такими настроениями, равно как и их «подкармливание» через СМИ, далеко не так безобидны, как может показаться. Нынешние тенденции, помноженные на легкую внушаемость этой публики, вполне могут привести к тому, что однажды мы увидим, как какой-то самодовольный старый сухарь вылезет на телеэкран и с пеной на губах под фонограмную запись аплодисментов, гыгыканья и улюлюканья будет истеричным голосом призывать к отправлению всех «лентяев», «офисных бездельников» и «интеллехентов» на принудительные работы.

Впрочем, в таком случае точно таким же образом главной причиной всех бед, лежащих на плечах честных трудяг, могут объявить всё, что выходит далеко за пределы грубого физического труда, простых потребностей и животных инстинктов. Сегодня у них виноваты «лентяи», завтра — малодетные семьи, послезавтра — «излишняя» доступность образования, через год — недостаточное преклонение перед традициями, вседозволенность в высказываниях и мышлении, а через 10 лет мы обнаружим себя посреди средневековых порядков с инквизициями, джихадами и прочими людоедствами.

2.8. Информационная завеса. Садистские нравоучения.

Существуют мнение, что людям нужно умышленно создавать тяжелые условия жизни, иначе будут они неразумными, несговорчивыми эгоистами, не привыкшими к взаимовыручке и в жизни ничего не понимающими. Несмотря на то, что такое мнение отдает садизмом и мстительностью, его не так уж редко преподносят под видом чего-то очень умного и правильного.

Во-первых, эта позиция порождается желанием некоторых людей оправдаться за свое пребывание в таких условиях. Для этого им приходится придумывать положительные стороны такого положения и рассказывать удивительные истории о том, что якобы это не так плохо как кажется. Но убедить в этом они хотят прежде всего самих себя. Такими сеансами автотренинга с элементами самооправдания могут увлекаться люди, которым удалось исправить свое положение и попасть в круг людей, на фоне которых такое прошлое заставляет чувствовать мнимую неполноценность и искать оправдания.

Во-вторых, некоторые люди оправдывают свою зависть тем, что добились всего сами, а остальные получили все незаслуженно легко. По их мнению, все вокруг должны пройти через их проблемы, а кто не прошел — тот жил на всем готовеньком и жизни не видал.

В-третьих, это мнение поддерживается людьми, которых могут (имея на то основания) считать виноватыми в плохих условиях жизни и нищете большого количества людей. Им нужно как-то убедить всю эту нищету в том, что такое ужасное положение — это нормально, что оно таким и должно быть, и что в нем есть свои плюсы — надо только потерпеть, чтобы их увидеть. Все это приправляется дешевым коктейлем из протухшей демагогии про умение ценить то, что имеешь, и отсылок к тому, что у кого-то дела обстоят еще хуже.

Вцелом, такими глупостями иногда пытаются обосновать то, что описано в предыдущем пункте. Удобно развешивать лапшу о том, как раньше всё достигалось большим трудом, все молча терпели и трудились, а сейчас якобы обленились и заигрались в свободу, хотя «должны» так же молча терпеть и делать то, что скажут.

3. Прогнозы

В ближайшее время адепты КПОЖ будут все также вкладывать все свои усилия в «рост ради роста», одним из наиболее перспективных направлений которого будет создание, внедрение и ограниченное распространение эффективных инструментов и технологий подавления любых проявлений свободы. Если не рассматривать варианты развития событий, при которых КПОЖ перестанет быть массовым явлением или прекратит свое существование, остается 2 наиболее вероятных варианта.

3.1. Преобразование КПОЖ в диктат предопределенности.

В этом варианте излишнее усердие в создании и распространении средств контроля над поведением человека уничтожит в первую очередь тех, кто больше всего в них вкладывался из-за своей глупой жажды тотального контроля.

Сейчас какие-либо убеждения могут быть внешними по отношению к одному человеку только будучи внутренними для другого человека, либо будучи записанными на материальный носитель. Однако человек может их не принимать или не всегда действовать в соответствии с ними. Совершенствование и распространение инструментов подавления свободы и предопределения поведения человека может изменить это положение и привести к тому, что воздействие материального носителя на человека (либо искусственное видоизменение самого человека) сможет сделать какие-либо действия или убеждения обязательными и неотделимыми составляющими человека. И если сейчас независимость КПОЖ и всех составляющих его поведенческих программ и установок от своих носителей ограничена, то при таком изменении положения их независимость — равно как и зависимость людей от них — станет пости абсолютной. Это неминуемо и сравнительно быстро приведет к уничтожению так называемых элит как явления вообще, а сами представители этих «элит» будут либо уничтожены, либо загнаны в общее стойло. Весьма вероятно, что после этого рост потребления и населения уже не будет в числе тех целей, которые предопределят поведение людей. А что может быть вместо них, сейчас сказать сложно.

Успешность реализации такого сценария потребует синхронности распространения и внедрения таких средств контроля во всех ключевых регионах.

Для раскручивания маховика их внедрения уже придуманы и используются благовидные предлоги: с одной стороны это трансгуманизм и сладкоголосые обещания увеличения возможностей человека, с другой стороны истеричное запугивание преступностью и бесконтрольностью. Также в качестве предлога могут быть созданы конфликты, цель и смысл которых будет сводиться к использованию сторонами этих средств и технологий как инструмента противодействия друг другу.

Вцелом, этот вариант развития событий можно считать сценарием антиутопии, и искать в нем какие-либо плюсы и утешительные призы определенно не следует. Положительным моментом можно считать то, что в случае неудачи или даже частичной неудачи реализации этого сценария может существенно возрасти сопротивление людей против КПОЖ — причем с подачи тех же самых «элит», которые ранее поддерживали его навязывание. Однако успешность такого внезапного сопротивления со стороны людей, долгое время бывших сторонниками КПОЖ и пребывавших под его влиянием, остается под вопросом.

Среди возможных последствий реализации этого сценария есть один примечательный момент. Если технологии контроля над поведелнием человека не будут существенно затрагивать мыслительные процессы — во всяком случае в то время, когда не требуется такого вмешательства — это приведет к возникновению огромной разности между предопределенностью во внешнем, материальном мире, и тем, что будет происходить в сознании людей. На что это может повлиять и каким образом может быть использовано, сейчас трудно предположить. Но если из всех утверждений, предположений и слухов о том, что сознание может влиять на происходящее в материальном мире, хотя бы тысячная доля является правдой, это наводит на вполне определенные мысли.

3.2. Отсрочка неизбежного

То, что рост ради роста не может продолжаться вечно, понятно не только лишь всем. Мало кто желает думать о том, когда и по каким причинам он прекратится, какие это будет иметь последствия и как их можно было бы избежать. Неизбежно наступление момента, когда ресурсов — в том числе трудовых в виде квалифицированных кадров — будет уже недостаточно для того, чтобы обеспечить увеличение потребления, и не где-нибудь там или здесь, а суммарно везде. Приближение к этому моменту сначала будет сопровождаться распространением изощренных способов выменять наиболее ценные ресурсы на что-то бесполезное, а затем и упрощением этих способов сначала до навязывания такого обмена под любым предлогом, или даже до банального вымогательства. При этом все эти процессы, также как и сам рост потребления, будут по-прежнему скрываться под названиями, в которых присутствует разные благозвучные слова («благосостояние», «развитие» и т.п.).

В настоящее время, преобладающее отношение к этой проблеме застряло где-то между «меня это не касается» и «авось, пронесет». Сторонники КПОЖ сейчас в большинстве, и они будут прилагать максимум усилий, чтобы сохранять существующее положение и как можно дольше отсрочить неизбежное. Отсрочка будет достигаться таким образом, что проблему будут искусственно концентрировать в отдельных регионах и заранее провоцировать там ее обострение. Это будет приводить к резкому падению потребления в этих регионах и выкачиванию из них ресурсов.

С течением времени проблема будет возникать повторяться все чаще, а способ ее заметания под ковер будет охватывать регион за регионом. Первоначально реальные причины происходящего будут прикрыты чередой марионеточных конфликтов, но в дальнейшем скрывать за ними масштабы происходящего и изолировать проблему рамками отдельных регионов будет уже невозможно. Это приведет к резкому обострению борьбы за ресурсы между разными группами адептов КПОЖ во всех регионах, так как увеличить потребление можно будет только отбирая ресурсы у другой группы. В такой ситуации каждой группе нужен будет быстрый результат, поэтому действовать они будут грубо и нагло, не прячась под масками дружелюбия. С высокой вероятностью произойдет дробление крупных групп на более мелкие, распространение агрессивных идеологий и насилия, а также упадок в областях, требующих высокого уровня образования и умственных способностей. Такая ситуация может быть достаточно продолжительной. Возможно, что ее смогут избежать некоторые небогатые ресурсами регионы с малой плотностью населения, но надеяться на это не следует.

Вцелом, это вариант остается наиболее вероятным, тем более некоторые его черты проявляются уже сейчас.

4. Поиск решений

4.1. Защита

Преодоление любой проблемы начинается с признания её существования и чёткого её определения. Но уже на этом этапе у некоторых возникают трудности. Все еще существует поверье о том, что если ваше мышление не попало под каток конвейерной обработки и не скатилось в потребительство, то проблема эта (авось) вас не коснется, а если коснется, то всегда можно найти какой-то компромисс.

На самом деле это не так, и с поиска компромиссов и уступок с вашей стороны проблемы только начнутся. Вовлечение в КПОЖ происходит не сразу и по-крупному, а плавно, медленно и последовательно. И одного только знания о том, что он из себя представляет и какие цели в нем заложены, недостаточно, чтобы полностью исключить своё участие в этом безумии. Вас будут неуклонно подводить к принятию чего-то малого и незначительного как данности. И таким образом вам будут последовательно навязывать одну «данность» за другой, оказывая таким образом уже значительное влияние на ваши дальнейшие решения и действия. Во избежание сопротивления, каждая новая «данность» навязывается медленно и плавно, чтобы к моменту ее принятия она была знакомой, понятной и привычной. Также она может наделяться качествами, которые могут использоваться для каких-либо ваших потребностей, что и послужит поводом для ее внедрения в вашу жизнь. Таким образом, череда уступок, кажущихся мелкими, незначительными и приемлемыми, доведет вас до такого состояния, в котором ваши действия процентов на 90 не будут зависеть от вас, и именно такими действиями займут большую часть вашего времени. Их рычаги давления на вас — страх, сиюминутные желания, излишнее внимание к мнению о себе, несерьезность и непоследовательность, лень, откладывание всего важного на потом, забалтывание и нагрузка бесполезной информацией. Но их можно и нужно лишить возможности использовать все это против вас.

Вы не должны заниматься поддержанием в себе образа и статуса, который они в вас хотят видеть. Вы не должны оправдывать их ожидания от себя, и не должны за это чувствовать себя виноватыми. Вы не должны считаться с их мнением о том, лучше вы или хуже других. Вы не должны преклоняться перед прошлым и тем более что-то приносить ему в жертву. Ваши действия не должны подгоняться под их безосновательные представления о правильном и неправильном. И чтобы избежать этого, нужно прилагать усилия — ленью и бездействием трудно вообще чего-либо добиться.

Что касается агрессивных намерений сторонников различных течений КПОЖ в отношении всех, кто не вписывается в их картину мира, то избежать этого способов немного.

Во-первых, не следует делиться информацией о причинах, по которым вы не должны и не хотите жить так, как они. Чтобы спровоцировать их действия против вас, вам достаточно неосторожным словом или действием указать на свое деятельное неприятие этого образа жизни. Для них это делает вас виноватыми априори, и это же охотно выдается за главную причину всех ваших проблем. Пусть лучше считают, что вы тоже стараетесь, но у вас это получается хуже, чем у них. Пусть думают, что достигли большего, чем вы — меньше вопросов, меньше поводов докопаться до вас.

Во-вторых, нужно максимально пользоваться тем, что они в своих намерениях ограничены необходимостью сохранить «человеческое лицо» и поддерживать иллюзию своей доброжелательности. Нужно иметь в виду, что это сдерживает их только тогда, когда они действуют заранее и наперед, или хотя бы вынуждены отказаться от необдуманных действий. Пока это так, они действуют расчетливо, но не грубо — в ход идет подкуп, убеждение, обман и различные приемы манипуляции сознанием. Проблем следует ожидать, когда им очень нужно скорректировать ситуацию здесь и сейчас, не особо считаясь с последствиями. Тогда они уже могут действовать прямо, навязчиво, открыто, нагло и грубо — умного и осмотрительного поведения в таком случае от них ждать не приходится.

В-третьих, нужно иметь возможность перевести агрессию против вас в русло их малых или больших междусобойничков, стараясь при этом избегть своего прямого участия в них.

4.2. Противодействие КПОЖ как явлению

Для полноценного решения проблемы нужны такие решения и действия, которые существенно увеличат число противников КПОЖ и сократят количество его сторонников, с перспективой уничтожения его как явления.

Самое важное, что нужно понять — это то, что конвейерно-потребительский образ жизни не имеет единого, четко выделенного материального носителя, и существует в виде неких закономерности поведения, образований информационной природы, замкнутых на самосохранение и самовоспроизведение. Уничтожить его может воздействие этой же природы, в то время как для любых материальных воздействий он остается неуязвимым.

В рамках привычных решений и очевидных выводов можно отметить, что его ослаблению будет способствовать, во-первых, множество противоречий как между его течениями и вариациями, так и внутри них, а во-вторых, наличие понятных, приемлемых и не кажущихся чужеродными и враждебными альтернатив для статистически значимого количества людей. И если с противоречиями все кое-как понятно, то с поиском реальных альтернатив КПОЖ все не так просто. Дело в том, что начальные условия реализации этих альтернатив должны укладываться в те реалии, которые диктует доминирование КПОЖ, но сама их реализация должна приводить к устранению этого доминирования. До тех пор, пока оно не устранено, не нужно строить иллюзий и расчитывать на хорошее отношение к тому, что явно и напрямую указывает на альтернативы, или напоминает о самой возможности существования альтернатив. Избежать неприятия альтернатив можно, если они при поверхностном рассмотрении и не будут выглядеть как альтернативы, и вцелом это реализуемо.

Есть и другая точка зрения, для понимания которой нужно рассматривать не только причины устойчивости влияния КПОЖ на людей, но и характеристики самих причинно-следственных связей, так или иначе влияющих на эту устойчивость. Объективно, таких характеристик можно выделить три:

  • определенность,
  • временная составляющая,
  • замкнутость и повторение.

В любой ситуации и в любом взаимодействии есть более и менее определенные факторы, которые соответственно делают результат более или менее предопределенным. С этой точки зрения, принятие какого-либо решения отдельно взятым человеком зависит от факторов разной степени определенности, и само решение тоже может быть с разной степенью предопределено (или не предопределено) заранее.
Факторы, предопределяющие действия и решения человека, являются источниками предопределенности по отношению к нему. В рамках обозначенных характеристик, взаимодействие этих факторов с человеком можно рассматривать как продолжительное взаимодействие источника предопределенности (предопределяющего фактора, далее — ИППФ) и источника неопределенности (сознания человека). Возможно и более детальное рассмотрение, при котором поведение человека, его решения и действия могут быть представлены в виде взаимодействия условных источников предопределенности и неопределенности.

Источники предопределенности, так или иначе влияющие на ход событий, могут и не быть сосредоточенными в конкретных действующих лицах, предметах, носителях информации и прочих материальных (с бытовой точки зрения) объектах, а также в их отдельных, конкретно взятых наблюдаемых взаимодействиях. Этому есть разные названия и объяснения — в частности, это может представляться как независимая от воли отдельных действующих лиц логика ситуации. Не факт, что их воздействие на события выражается только в виде действий людей, на решения которых они влияют непосредственно — на этот счет существуют и другие мнения, которыми, несмотря на их кажущуюся фантастичность, все-таки не следует пренебрегать.

Вопреки расхожим заблуждениям, ИППФ могут существовать не только в виде происходящего непосредственно «здесь и сейчас» или происходило когда-либо в прошлом. Существуют они и в области ожиданий, целей и намерений, спроецированных в будущее, причем в контексте рассматриваемой проблемы именно такие источники предопределенности представляют наибольший интерес.

Во-первых, они менее зависимы от происходящего в настоящем времени, и могут существовать в виде взаимно накопленных разными людьми (ошибочных) предположений или ожиданий от будущего, что особенно заметно в крупных группах людей. Представления одного человека о том, что должно произойти, опираются на предполагаемые действия других людей, которые в свою очередь зависят уже от их ожиданий от будущего. В этих взаимных ожиданиях можно «спрятать» то, что будет в течении продолжительного времени влиять на решения людей, но от каждого из этих людей по отдельности зависеть почти не будет.

Во-вторых, они могут и не соответствовать собственным целям ни одного из людей, находящихся под их влиянием, будучи в определенной степени независимыми от каждого из них. Доходить все это может до таких ситуаций, когда все вместе прилагают усилия ради результата, которого не хочет каждый в отдельности — к сожалению, это не фантастика и не вымысел, а очень даже реалии сегодняшнего дня. С противостоянием большинства людей угрозам такого типа все обстоит ничуть не лучше, чем в известном тексте про обезьян, у которых «так принято» (хоть это и не настоящий эксперимент, но его описание наилучшим образом передает смысл происходящего).

С учетом вышеизложенного, КПОЖ можно рассматривать как устойчивую взаимно поддерживаемую совокупность различных ИППФ, замыкающих общие усилия всех вовлеченных людей на его поддержание, даже если это в долгосрочной или среднесрочной перспективе будет вредить каждому из них. Иными словами, действия людей замыкаются на поддержание КПОЖ в ущерб им самим. Общие усилия сосредотачиваются на создании оптимальных условий для достижения каждым человеком в отдельности каких-либо малозначительных частных целей, направленных преимущественно на получение результата «здесь и сейчас» и подобранных таким образом, чтобы люди не могли или не хотели от них отказываться ради целей, имеющих более значимые и продолжительные последствия для их будущего. Стремление удовлетворить свою потребность «здесь и сейчас» перекрывает собой любые усилия ради будущего, что в индивидуальном масштабе чем-то похоже на наркозависимость, а в групповом больше напоминает муравьиную «карусель смерти».

Устойчивость влияния КПОЖ (как в индивидуальном, так и в групповом масштабе) может быть ослаблена увеличением доли неопределенности в условиях и причинах событий, зависимых от составляющих его ИППФ. Значимый рост неопределенности в решениях людей, критически важных для их удержания под влиянием КПОЖ, может привести к нарушению его целостности и замкнутости на самовоспроизводство или выводу людей из-под его влияния. Такой рост неопределенности может быть вызван либо привнесением чего-то такого, что можно считать источником неопределенности, либо комбинацией множества равнозначных ИППФ любой природы, предопределяющих результат в пользу взаимоисключающих вариантов развития событий. В любом случае, получается так, что человек не может принять решение, опираясь на принятые им правила и прошлый опыт, так как ни то, ни другое не дает четкого и однозначного направления поиска решения.

Неопределенность может быть вызвана и действиями людей, совершаемыми вне логики ситуации, или как-то противоречащими ей. Такие решения приходят либо интуитивно, либо осознанно и с полным пониманием того, какие варианты укладываются в логику ситуации, а какие из нее выбиваются и приводят к менее предсказуемым результатам. В этом важно умение отстраниться, абстрагироваться от происходящего и посмотреть на ситуацию со стороны, увидеть решения, которые сложно найти иным способом. Если человек может хотя бы мысленно отстраниться от того, что сильно ограничивает варианты его действий, то вопрос остается лишь в том, насколько далеко он готов из замкнутого круга условностей, данностей и постоянства, гарантированно не приводящих к желаемому результату, выйти в сторону неизвестности и неопределенности завтрашнего дня, которая может к этому результату привести или не привести.

Есть мнение, что свой вклад в ослабление и разрушение КПОЖ могут внести те, для кого взаимодействие с событиями и ситуациями является естественным языком «общения» с окружающим миром, но полагаться на это не следует. Они могут делать это для себя, друг для друга, или для тех, для кого сами посчитают нужным. На что-то большее нужны очень убедительные и веские причины, которых пока нет. Почти не прекращающиеся попытки загнать их в общее стойло и заставить принять его иерархию ради чей-то безумной жажды контроля, не самым лучшим образом сказываются на отношении к тем, кто сам ничего не предпринимает для своего выхода из-под влияния КПОЖ и тем более к тем, кто мешает в этом другим.

В любом случае, тем, у кого неприятие конвейерно-потребительского образа жизни соседствует со страхом отступления от него, остается не так много времени, чтобы определяться, что из этого сильнее. Вполне возможно, что мы станем свидетелями попыток реализации описанных в пункте 3 сценариев, и когда это произойдет, определяться будет уже поздно.

Здесь можно было бы написать какую-нибудь банальность о том, что всё зависит от вас, и призвать к каким-нибудь активным действиям. Но, вцелом написано уже достаточно, чтобы все всё поняли.

Вы можете пролистать до конца и оставить комментарий. Уведомления сейчас отключены.

Написать комментарий

Анти-спам: выполните задание


Перейти к верхней панели